komitta
У вчерашних гифок с Рейнирой нашлось продолжение - целый гиф-комикс по повести, неполный, конечно -- только про Рейниру, без всего остального. Так что скопировала его сюда, с переводом - за основу взят перевод 7К.

Кончины государя ожидали уже в течение некоторого времени, и королева Алисента и ее партия, так называемые зеленые, приняли меры заранее, разъяснив всем стражникам и слугам Визериса, что надлежит делать в день смерти короля.


“Она была моей единственной дочерью, и они убили её. Они украли мою корону и погубили мою дочь, и за это они ответят.”




К лорду Корлису присоединилась его жена принцесса Рейнис, пятидесяти и пяти лет - с лицом постным и морщинистым, с серебристыми волосами с проблесками белого, но столь же неистовая и бесстрашная


Следующим взял слово старший сын Рейниры, Джекейрис. "Мы должны доставить эти послания", - сказал он, - "драконы завоюют этих лордов быстрее, чем вороны"


-- Передайте моему брату, что я получу мой престол, или получу его голову
-- Я предложил ей почетный мир, но эта шлюха плюнула мне в лицо


Принц Эймонд вскочил на Вхагар и погнался за ним. Если бы небо было спокойным, принц Люкерис мог бы оторваться от преследователя. Но день был ненастным,


На Драконьем камне королева Рейнира слегла, когда ей сообщили о смерти Люка. Младший брат Люка Джоффри дал ужасную клятву мести принцу Эймонду


Око за око, сын за сына. Нам нужен только один, чтобы сравнять счет. Мы больше никому не причиним вреда, благородные господа, даже волоска не тронем. Которого не жалко, Ваше Величество?


Принцесса Рэйнис не пыталась сбежать. С полным радости воплем она щелчком хлыста развернула Мелейс к противнику. Один на один с Вхагар она еще могла надеяться победить, ибо Красная Королева была стара, коварна, и не новичок в битвах. Против же Вхагар и Солнечного Огня гибель была неизбежна. Драконы сошлись в бою на высоте тысячи футов над полем битвы. Шары огня взрывались и расцветали, столь яркие, что позже люди клялись - небо было полно солнц.


К востоку от залива Черноводной дела у королевы Рейниры также обстояли плохо. Смерть ее сына Люсериса стала сокрушительным ударом для женщины, уже измученной беременностью, схватками и рождением мертвой дочери. Когда на Драконий Камень пришли известия о гибели принцессы Рейнис, королева поссорилась с лордом Корлисом, который винил ее за смерть жены.
- На ее месте должна была быть ты!


Наконец коричневый дракон был подчинен хитростью и настойчивостью «маленькой смуглой девочки» шестнадцати лет, по имени Нетти, прозванной Крапива, приносившей ему только что зарезанную овцу каждое утро, до тех пор, пока Овечий Вор не научился признавать и даже ждать ее. Она была черноволосой, кареглазой, смуглой, стройной, сквернословящей и грязной, а также совершенно бесстрашной… и она стала первым и последним всадником дракона, известного как Овечий Вор


Так принц Джекейрис достиг свою цели. Ценой смертей и боли, женщин, ставших вдовами, и мужчин, носивших шрамы от ожогов до самого дня своей смерти, были найдены четыре новых драконьих всадника.


Поговаривали, что принц Джекейрис сумел выбраться и схватился за один из дымящихся обломков судна. Несколько мгновений он цеплялся за жизнь, пока арбалетчики на ближайшем мирийском судне не начали обстрел. В принца попал один болт, другой...


Однако принцу Эймонду подобные задержки пришлись не по вкусу. Он заявил, что ему не нужна поддержка его братьев и их драконов. Убийца родичей решил, что это должна быть его победа; он не желал делить славу ни со своими братьями, ни с кем-то еще.


Принц Деймон был слишком старым и закалленым бойцом, чтобы сидеть сложа руки и позволить запереть себя внутри стен, даже таких могущественных, как стены Харренхолла.Говорят, когда его известили, что Эймонд и сир Кристон Коль покинули Королевскую Гавань, принц Дэймон засмеялся и сказал, "Это уже в прошлом"


Сломленая, после гибели первого сына, Рэйнира Таргариен выглядела нашедшей новые силы, после гибели второго. Смерть Джэйка закалила ее, выжигла напрочь все ее страхи, оставив лишь ее злость и ненависть. Она сказала Черному Совету, что будет сеять огонь и смерть Эйгону и всем, кто его поддерживает


Принц Дэймон Таргариен поспешил на юг на крыльях своего дракона, Караксеса. Рэйнира Таргариен облачилась в доспехи из блестящей черной чешуи, села верхом на Сиракс и отправилась в полет сквозь ливень, хлещущий залив Черноводной. Высоко над городом королева и ее принц-консорт встретились и закружились над Высоким холмом Эйгона.


Вид драконов в небе вселил ужас в сердца горожан, и простой народ быстро сообразил, что атака, которой они давно уже страшились, наконец началась


Королева Алисента пыталась убедить свою падчерицу: "Давай вместе призовем большой совет, как это делал старый король в былые времена."Но королева Рэйнира с презрением отказалась. "Мы оба знаем, как будет править этот совет." Затем она поставила своей мачехе условия: либо сдаться, либо сгореть.


Однако триумф Рейниры был далек от завершения. Король Эйгон II бежал.



Все еще в броне, она сидела на высоте, чтобы каждый мужчина и женщина в Красном замке могли встать на колени перед ней, чтобы умолять у нее прощения, поклясться своими жизнями, мечами и честью за нее, так как она - их королева .


И когда ее лорд-муж принц Дэймон проводил ее из зала, были замечены порезы на ее ноге и ладони левой руки. Когда она проходила мимо, капли крови упали на пол. Мудрецы смотрели друг на друга, но никто так не осмелился сказать правду вслух: Железный Трон отверг королеву, и ее дни на нем будут сочтены


В Харренхоле Эймонд Таргариен и Кристон Коль обсуждали, как лучше ответить на нападения королевы. Принц Эймонд желал немедленно напасть на Королевскую Гавань.


Рейнира почувствовала себя в достаточно безопасности, чтобы послать за сыновьями. Дюжина кораблей отчалила от Драконьего Камня, везя с собой королевских фрейлин и ее сына, Эйгона-младшего. Рэйнира сделала мальчика своим виночерпием, так, чтобы всегда держать его рядом с собой


Девушка, которую когда-то звали Отрадой Государства, выросла алчной и мстительной женщиной, которая, как говорили люди, жестока, как ни один король перед ней.


Какой-то остряк прозвал Рэйниру «королем Мэйгором с титьками», и еще лет сто после того излюбленным ругательством среди жителей Королевской Гавани было «мэйгоровы титьки».


старый лорд Корлис Веларион предложил светлейшей государыне начать переговоры о мире. Он предлагал королеве предложить прощение лордам Баратеону, Хайтауэру и Ланнистеру, если они преклонят колено


– Что клятвопреступникам до присяги? – сказала королева Рэйнира. – Никакая присяга не помешала им отобрать у меня трон.
Принц Дэймон поддерживал опасения королевы.
- Война закончится лишь тогда, когда головы всех предателей будут выставлены над Королевскими Вратами, и никак не раньше.


Сам принц Дэймон отправится на Трезубец на крыльях Караксеса вместе с девочкой Крапивой и Овечьим Вором, с тем, чтобы найти принца Эймонда и Вхагар


Только вдвоем они могут рассчитывать выстоять против нее. И он продолжал держать девочку Крапиву с собой рядом, днем и ночью, как в небесах, так и в замке.


Из Королевской Гавани прибыл ворон с посланием королевы к лорду Манфриду Мутону, правителю Девичьего Пруда: ему было велено доставить королеве голову девочки-бастарда Крапивы, которая, как говорили, сделалась любовницей принца Дэймона и которую королева обвинила в государственной измене.


Не осталось в летописях, как принц и его девица-бастард провели последнюю ночь под крышей дома лорда Мутона, но на заре они вместе оказались во дворе, и принц в последний раз помог Крапиве оседлать Овечьего Вора


Высоко над городом Крапива повернула дракона к Заливу Крабов и исчезла в утреннем тумане, чтобы больше никогда не возвращаться.


Над Харренхоллом не было знамен, когда принц Деймон спустился к нему с неба, чтобы захватить его в одиночку. Вхагар наконец явилась, и на спине её сидел одноглазый принц Эймонд


Караксес ринулся на Вхагар с пронзительным воплем, услышанным в дюжине миль от того места. Кровавый Змий врезался в старшего дракона с ужасной силой. Их огни сияли так ярко, что рыбаки внизу боялись, что загорелись сами облака


Челюсти Кровавого Змия сомкнулись на шее Вхагар, его черные зубы погружались всё глубже в плоть громадной драконихи. Даже когда когти Вхагар стали раздирать его брюхо, а зубы оторвали крыло, Караксес лишь вгрызался сильнее, терзая её рану – а озеро с ужасающей скоростью неслось навстречу им


принц Дэймон Таргариен перекинул ногу через седло и прыгнул с одного дракона на другого. В его руке была Тёмная Сестра, меч королевы Висеньи. Дэймон сорвал шлем племянника и всадил меч в его пустую глазницу с такой силой, что острие вышло из задней части глотки молодого принца. Половиной мгновения позже драконы рухнули в озеро. Ни человек, ни дракон не могли пережить подобный удар.


В Королевской Гавани королева Рейнира становилась все более одинока с каждым очередным предательством.


В тот же день, вскоре после заката, двор королевы постигло еще одно несчастье. Хелейна Таргариен, сестра, жена и королева Эйгона Второго, мать его детей, выбросилась из окна Крепости Мейгора и погибла, упав на железные пики, которыми был унизан ров под ней


Вскорости слухи об "убийстве" королевы Хелейны были на устах половины Королевской Гавани. То, как скоро в это поверили, показывает, как быстро город обернулся против когда-то возлюбленной королевы. Рейниру ненавидели; Хелейну любили.
В ту ночь Королевская Гавань разразилась кровавым бунтом.


Схватка превратилась в мятеж, а он перешел в резню. Окруженные со всех сторон, золотые плащи оказались зажаты и сметены, уже не имея даже достаточного пространства для того, чтобы пускать в ход оружие. Многие умерли от собственных же мечей.


К вечеру Рэйнира Таргариен поняла, что она в беде со всех сторон, а все ее правление обернулось крахом. На рассвете в ее тронном зале было около сотни человек, но один за одним, они ускользали прочь.


Ее Величество переходила от ярости к отчаянью, а затем впадала в ярость вновь, и так отчаянно хваталась за Железный трон, что к закату обе ее руки оказались окровавлены


Эйгон Младший был постоянно рядом с матерью, даже изредка что-то говорил. Тринадцатилетний принц Джоффри надел доспехи оруженосца и умолял королеву, чтобы та разрешила ему оседлать Тираксес.
- Мать, я хочу сражаться за тебя, подобно моим братьям. Позволь мне доказать, что я так же храбр, как они.
- Они оба были храбрые, а теперь оба мертвые.



Когда безумный однорукий пророк, прозываемый Пастырем, начал проповедовать против драконов, толпа, сама полубезумная, внимала.
- Когда явятся драконы, ваша плоть загорится, запузырится и превратится в пепел.


Из десяти тысяч глоток раздался крик: «Убить их! Убить их!». И, подобно огромному зверю о десяти тысячах лап, паства Пастыря пришла в движение.


Королева с сыновьями и придворными наблюдала за разворачивающейся атакой с крыши Твердыни Мейегора. Когда принц Джоффри стал умолять мать разрешить ему выйти с их рыцарями и рыцарями Белой Гавани, королева отказала.


- Они убьют драконов, - страдальчески произнес принц Джоффри.
- Или драконы убьют их, - непреклонно сказала его мать. – Пусть сгорят. Королевство их быстро забудет.
- Мать, а если они убьют Тираксес? - спросил принц.
В такое королева не верила.


Только когда наблюдавшие с крыши услышали рёв Сиракс, замечено было, что принц исчез. - Нет, - послышался голос королевы, - я запрещаю, запрещаю... Но несмотря на это, её дракон взлетел со двора, чуть-чуть не задев зубчатую стену замка, и исчез в ночи вместе с юным принцем, прижавшимся к его спине


- За ним! - воскликнула Рейнира. - Все вы, мужчины, мальчики, на коней, скачите, догоните его! Верните его, верните! Он же не знает! Мой сын, дорогой мой, сыночек!..


Сиракс была драконом королевы. Она никогда не знала иных всадников. Джоффри так и не добрался до Холма Рейнис. В двухстах футах над Блошиным Концом, Принц Джоффри сорвался со спины дракона и полетел вниз.


"Мама, прости меня" Так погиб Джоффри Веларион, Принц Драконьего Камня и наследник Железного Трона, последний сын королевы Рейниры от Лейнора Велариона... или последний из её бастардов от Сира Харвина Стронга, смотря кто во что предпочитает верить.


нападающие надеялись застать драконов спящими, но грохот борьбы сделал это невозможным. Те, кто выжил, чтобы что-то рассказать впоследствии, говорят о воплях и криках, запахе крови, рассеяном в воздухе


Нет согласия между хронистами в том, сколько мужчин и женщин погибло в ту ночь под большим куполом Драконьего логова: две сотни или две тысячи. Возможно как первое, так и второе. На каждого погибшего приходилось по десять обгоревших, но выживших.


Рейнира же обняла своего последнего живого сына, Эйгона Младшего, крепко прижав его к груди. Она бы ни за что не разжала свою хватку... до того ужасного момента, когда пала Сиракс.

Есть много противоречивого в историях о смерти дракона королевы. Некоторые приписывают её Хоббу Дровосеку и его топору, другие - арбалетчику по имени Бин. Правда в том, что никто ничего не знает, кроме того, что Сиракс погибла в ту ночь


Одновременная утрата дракона и сына оставили Рейниру мертвенно-бледной и безутешной. Она удалилась в свои покои, пока заседали её советники. Королевская Гавань потеряна


Не без труда, королеву удалось убедить покинуть город на следующий день на рассвете. Рейнира с небольшим эскортом бежали через Драконьи врата[/SIZE]


История называет борьбу между Эйгоном II и Рэйнирой Танцем Драконов, но лишь в Тамблтоне драконы поистине танцевали.


Теперь же, с гибелью принца Эймонда, зелёные оказались и без короля, и без лидера. Следующим в очереди был принц Дейрон.


Сломленная изменой Рейнира желала только вернуться в свой замок, где, как она почитала, они с сыном будут в безопасности. Чего не знала королева, так это того, что последняя и самое ужасная измена ждет ее впереди.


Отправив лорда Корлиса в темницу, Рейнира потеряла свой флот, и, бежав из Королевской Гавани в страхе за свою жизнь, не прихватила с собой ни гроша. Отчаяние и страх сделали светлейшую государыню бледной и осунувшейся; она не могла ни спать, ни есть, и отказывалась хоть на мгновение расставаться с принцем Эйгоном, единственным сыном, который у нее остался – мальчик находился при ней день и ночь, «точно маленькая бледная тень».


Она твердо стояла на возвращении на Драконий Камень. Там она найдет драконьи яйца, говорила Рейнира своим соратникам; если у нее не будет еще одного дракона, все потеряно.


Когда Рейнира поинтересовалась, почему сир Роберт сам не спустился на берег, чтобы встретить ее, сир Альфред ответил, что королева увидится с «нашим толстым другом» в замке. Так и случилось…


Говорили, что кровь отлила от лица королевы, когда она увидела тела


Но юный принц Эйгон первым понял, что они значат.
– Матушка, бегите! – закричал он, но было уже поздно.


Мальчик, королева и ее фрейлины, подталкиваемые в спину копьями, прошли через ворота Драконьего Камня во двор замка. Здесь их ожидали мертвец и умирающий дракон.


Рейнира расхохоталась при виде полуживых останков Солнечного Огня.
- Чья это работа? - сказала она. - Кого мы должны благодарить?


- Сестра! - позвал король с балкона наверху. Лишённого возможности ходить и даже стоять короля перевозили в кресле. Бедро, раздробленное в Грачином Приюте, сделало Эйгона согбенным и трясущимся


Однако, Рейнира тотчас узнала его:
- Дорогой брат! Я надеялась, что ты умер.


- Только после тебя, - ответил Эйгон. - Ты ведь старше.
- Приятно слышать, что ты ещё помнишь это, - парировала Рейнира


Его люди вырвали Рейниру из объятий её сына. Одни говорят, что это сир Альфред Брум схватил её


Солнечный Огонь, как говорят, поначалу не проявлял никакого интереса к жертве, пока Брум не уколол грудь королевы кинжалом.


Подняв лицо к небесам, Рейнира Таргариен успела призвать последнее проклятие на голову сводного брата, перед тем как челюсти Солнечного Огня сомкнулись на ней


Дракон принюхался к Её Величеству, и вдруг окутал её своим огнём


Золотой дракон за шесть укусов пожрал королеву, оставив лишь её левую ногу ниже голени. Сын королевы, парализованный ужасом, смотрел на смерть матери.


Рейнира Таргариен, Отрада Королевства, и Королева-на-полгода, покинула эту юдоль слёз в двадцать второй день десятой луны 130 года после Завоевания Эйгона.


Однако, триумф Эйгона был столь же недолговечным, сколь и горьким. Рейнира погибла, но дело её не умерло вместе с ней


Повесть о том, как пал Второй Эйгон, и как ему наследовал Третий - уже другая история


Война за трон продолжится, но соперничество, начавшееся в тот день, когда на придворном балу принцесса оделась в чёрное, а королева - в зелёное, подошло к своей кровавой развязке, а с нею завершается эта глава нашей истории.


В ролях:
Рейнира - Меган Фоллоуз из сериала "Царство" (в детстве эта актриса играла заглавную роль в знаменитом сериале "Энн из поместья Зеленые Крыши")
Рейнис - Джанет Мактир, "Белая королева",
Джекейрис - Тоби Регбо, "Царство"
Алисента - Керолайн Гудалл, "Белая Королева"
Эйгон Второй - Бен Ламб, "Белая Королева",
Эймонд - Том Фелтон, "Лабиринт",
Люкерис - Оскар Кеннеди, "Белая Королева",
Деймон - Джейсон Айзекс, "Гарри Поттер",
Джоффри - Дин Чарльз Чапман, "Белая Королева" (он сейчас играет роль Томмена),
Хелейна - Ребекка Фергюсон, "Белая Королева",
Корлис - Дональд Сазерленд, не знаю откуда,
Крапива - Синтия Аддай-Робинсон, "Спартак",
Дейрон - Александер Людвиг, "Викинги",
Эйгон Третий - Питер ДаКанха, "Царство"




@темы: Game of Thrones, ПЛИО